Рисунок Светланы Раткиной
Фрагмент рисунка Виктора Ильина
Фрагмент картины Виктора Ильина

Белокурая
радость

Человек всю жизнь куда-то спешил… В детстве он торопился не опоздать на урок и получить хорошую оценку, в юности — стать красивым и знаменитым, а потом понял, что всё в этом мире покупается за деньги: и слава, и власть, и многое другое. И человек погнался за деньгами… Он спешил, он всю жизнь куда-то спешил, словно боялся не успеть достичь чего-то самого главного.

Но однажды он вдруг понял, что уже достиг всего, чего только можно достичь в этом мире.

— Я нашёл то, что искал всю жизнь. У меня есть слава, власть и богатство, а больше этого нет ничего в мире! — воскликнул человек, одиноко прохаживаясь по роскошным залам своего дворца.

— Есть! Есть! — зашумел озорной ветерок, ворвавшийся во дворец через распахнутые окна.

— Разве есть на земле кто-нибудь, у кого есть то, чего нет у меня? — удивился человек.

— Есть! Есть! — радостно шумел ветер, летая по дворцу и распахивая окна и двери. — Там, у берега моря, живёт мальчик.

— Мальчик, мальчик… — вторило эхо, звонким смехом отражаясь от гулких куполов дворца.

— У него есть то, чего нет у тебя! — шелестел ветер.

— Нет у тебя, нет у тебя… — смеялось эхо под звон бьющихся окон и зеркал…



Человек всю жизнь спешил. Он спешил туда, где у берега моря в маленьком деревянном домике его ждал мальчик с больными ногами, влюблённый в море.

— Здравствуй! — улыбнулся мальчик вошедшему человеку. — Как хорошо, что ты пришёл, — нежным колокольчиком звенел его голос. Он сидел на маленькой кровати в маленькой комнате и большими, добрыми и немного грустными глазами смотрел на растерянно стоящего у двери человека. Он был настолько красив, что казалось, будто это был не просто мальчик, а сказочный маленький принц, неведомо как оказавшийся в этом заброшенном краю. Лишь его ноги, укутанные мягким одеялом, неуклюже лежали на кровати и не вписывались в этот сказочный образ.

— Я слышал, что у тебя есть то, чего нет у меня, — неуверенно произнёс человек, оглядываясь вокруг. — Но, наверное, я ошибся. Ведь у меня и так всё есть.

— А у тебя есть счастье? — тихо спросил мальчик.

— Счастье? Что такое счастье… — усмехнулся человек.

— У тебя нет счастья, — печально прошептал мальчик и опустил свои большие глаза. — Иначе ты бы знал, что это такое.

— А ты? Ты знаешь, что это такое?

— Да.

— Значит, ты счастлив?!

— Да…

— Странный, странный мальчик… — задумчиво произнёс человек. — И в чём же оно, твоё счастье?

— Моё счастье — в улыбках моих друзей! — серебряным колокольчиком прозвенел голос мальчика.

— Друзья? Разве в этом диком и заброшенном краю могут быть друзья? Ведь здесь никто не живёт… Посмотри: у тебя же никого нет и ничего нет, абсолютно ничего! Как ты можешь быть счастлив?!

— Неправда! — ясно и звонко ответил мальчик; так звонко, что окно, радостно зазвенев, вдруг распахнулось, и весёлый ветерок влетел в комнату, растрепав белокурые волосы мальчика. — Неправда, у меня много, очень много друзей: у меня есть море и ветер, у меня есть небо, звёзды и облака, у меня есть солнце, цветы и бабочки, и они каждый день дарят мне свою радость… А ещё у меня есть улыбка, которую я могу дарить своим друзьям.

И нежная, неземная улыбка, белоснежной радостью слетев с бледных губ мальчика, полетела и закружилась по комнате разноцветным вихрем серебряных чувств, и закружился ветер, и зашумело море, и звёзды с неба пали золотыми дождями на белокурые волосы мальчика, и так хорошо, так необыкновенно легко стало на душе человека, что он сел и долго-долго молчал, прислушиваясь к шелесту ветра и шуму моря…

— Какое оно хорошее, твоё счастье, — тихо сказал он после долгого молчания. Может быть, это и есть то, что я искал… Слушай, подари мне его, а?

Мальчик удивлённо и радостно заморгал своими длинными пушистыми ресницами. Но потом снова опустил большие глаза.

— Как же мне подарить тебе моё счастье? Ведь оно в моём сердце…

В комнате стало тихо-тихо. Даже озорной ветерок замер где-то в углу, не зная, чем помочь мальчику. Лишь море по-прежнему тихо и ласково шумело за окном… И вдруг откуда-то раздалась музыка, тихая и прекрасная. Это был сверчок, маэстро сверчок, который играл по ночам для мальчика свои самые красивые мелодии. Мальчик вздрогнул и снова радостно захлопал ресницами.

— А хочешь, я подарю тебе своё сердце?

Человек в недоумении смотрел, как мальчик достал из-под подушки маленькую красивую флейту, нежно погладил её и поднёс к губам. Но потом задумался о чём-то, посмотрел в окно на шумевшее неподалёку море и опустил глаза.

— Оно ждёт меня. Давно-давно ждёт… Ему тоже хочется услышать мою песню.

Мальчик обернулся, и его большие грустные глаза словно обожгли человека какой-то беззащитной застенчивостью и робкой, нерешительной просьбой.

Человек не понял, что с ним произошло. Неуверенно и неловко, словно стесняясь чего-то, он поднял мальчика на руки, прижал к себе и вынес его из дома. Ласковый ветер прохладной вечерней свежестью повеял ему в лицо. На небе уже загорались первые звёзды, а где-то впереди радостно и шумно вздыхало бескрайнее море…



Тёмная прохладная ночь таинственной тишиной обнимало спящую землю. На чёрном небе тихонько мерцали тысячи далёких звёзд. Они мерцали и удивлённо смотрели на странного человека, медленно идущего к морю с красивым белокурым мальчиком на руках. Они не могли понять слёз на глазах человека, они не могли понять улыбки на устах мальчика, они не могли понять их счастья… А человек всё шёл и шёл к шумевшему впереди морю. И он готов был идти к нему бесконечно, нежно прижимая к груди свою белокурую радость. Он больше никуда не спешил. Он знал, что такое счастье.

Конец 1998 – начало 1999 гг.
Публиковалось в журнале «Поле надежды» №1, 2001 г.