Рисунок Светланы Раткиной

Не теряйте
друзей

Боже мой, как часто люди могут терять друг друга, терять дружбу и понимание всего лишь из-за того, что кто-то стал немножко по-другому смотреть на вещи и относиться к Богу, чем другой!..

Это печальная картина, но увы, достаточно распространённая. Почему-то мы до сих пор так и не научились понимать тех, чьи убеждения, взгляды и верования немного отличаются от наших собственных. Мы веками боролись с инакомыслием и еретизмом, часто предавая при этом собственные убеждения и веру. И вот, эта борьба продолжается и сейчас, в наш такой продвинутый, казалось бы, век, где все говорят о свободе человека. Свободе жить, думать и верить так, как он выберет сам. Мы говорим о том, что человеку самим Богом дана свобода выбора, дано право искать и ошибаться; говорим о том, что реализация этих прав и свобод — самое главное достижение нашего времени. Но при этом по-прежнему продолжаем смотреть косо и относиться с предубеждением к тем, кто в своих представлениях, мыслях и верованиях отличается от нас.

Нет, я вовсе не приверженец Свидетелей Иеговы, Баптистов или иных подобных религиозных течений. Но мне грустно видеть, как люди разделяются на основе тех или иных убеждений, как считающие себя последователями Христа никак не могут понять друг друга или хотя бы относиться друг к другу по-человечески, без вражды и стремления каждого «наставить на путь истинный». Ведь, со стороны это выглядит просто смешно: миллионы людей называют себя христианами, основывая свои взгляды на одной и той же Библии, но при этом тысячи разных течений смотрят друг на друга как на врагов, и каждый считает себя правым, а всех остальных — еретиками, обречёнными на погибель. Мне почему-то это напоминает то, как ссорятся маленькие дети: «Я прав! — Нет, я прав, а ты врёшь! — Да все вы дураки, ничего не понимаете, это я прав, а не вы!» и т.д.

А может, мы и есть ещё дети, всё человечество? Просто, не выросли ещё, не можем понять простых вещей. Всё время ссоримся, дерёмся, ругаемся, каждый твердит своё. И никак не можем увидеть, как всё это глупо. По сути, мы дуемся друг на друга всего лишь из-за того, что мы — разные. Мы все немножко по-разному смотрим на мир. Ведь, если даже два человека посмотрят на одно и то же дерево, то каждый его увидит немножко не так, как другой, каждый это дерево потом опишет по-своему. Так это же замечательно, что мы такие разные! Разве было бы лучше, если бы все люди были совершенно одинаковыми, одинаково думали, любили, страдали, надеялись и верили? Таких людей даже представить невозможно, это не люди были бы, а клоны какие-то.

Нет, мы не клоны, мы люди, и каждому из нас дана свобода. Свобода выбирать, как нам жить, как думать, к чему стремиться и во что верить. А там, где свобода — там и ошибки. Мы свободны — а значит, мы всегда можем ошибаться. Нет человека, который не мог бы ошибиться в чём-то, который был бы всегда абсолютно прав. На то мы и люди. Мы рождены такими, мы наделены свободой выбора и правом ошибаться, наделены изначально (Природой или Богом — кому как ближе), и не нам лишать друг друга этой свободы и этого права. И не нам судить друг друга и определять, кто прав, а кто нет, кто спасётся, а кто погибнет. Пусть это сделает Истина, если Она есть. А нам бы хоть свою жизнь прожить достойно. Мы можем судить лишь себя — на то нам и дана совесть.

Но мы боимся. Боимся быть свободными, боимся ошибиться в выборе. Потому и ищем мы всегда опору — что-то незыблемое, что-то такое, на что можно опереться, не задумываясь над тем, а не ошибка ли это. И когда мы находим такую опору, мы превращаемся в фанатиков, уже слепо идущих по жизни, не стремящихся думать, искать, сомневаться… Таковы многие идеологии на земле. Такова, во многом, и религия, в её нынешней форме. Боясь ошибиться — в жизни, вере, выборе пути, — мы судорожно хватаемся за то, что нам кажется незыблемым. «Да, я могу ошибиться, — говорим мы. — Но вот Книга книг, в ней записаны Слова самого Бога, а Бог-то не ошибается!» А когда говорят, что ты можешь ошибиться в понимании этой Книги, что есть сотни тысяч людей, которые эту же Книгу понимают по-другому, то мы снова ищем опору, находя её в тысячелетних традициях, в догматах церкви, в святых — в чём угодно, лишь бы сказать: «Но они-то ведь не могли ошибиться, они тысячи лет верили в это — значит, это правильно!»

Ах, этот наш извечный страх собственных шагов, извечное стремление к незыблемой опоре и такая же незыблемая самоуверенность в своей правильности — вот что нам на самом деле мешает. Мы никак не можем понять, что мы все равны перед Истиной, мы все одинаково можем ошибаться, и ничто на земле не может нам дать право считать свои убеждения более правильными, чем убеждения другого. Мы слишком нетерпимыми ко всему тому, что отличается от привычного, кажущегося нам правильным. Именно в этой нетерпимости — расовой, социальной, религиозной и пр. — корни многих наших бед, именно отсюда берут своё начало костры инквизиции и крестовые походы, расизм и фашизм, ГУЛАГ, холокоста, терроризм и многие другие язвы человечества. И эти язвы будут кровоточить до тех пор, пока мы не научимся понимать друг друга и принимать каждого таким, каков он есть, не требуя, чтобы он думал также и верил также, как ты. Даже Бог этого не требует от людей, а мы не должны тем более. Мы никогда не будем знать всю полноту Истины (это привилегия Бога), и потому не нам судить, чьи убеждения ближе к Истине, а чьи — дальше, кто прав, а кто заблуждается. Мы можем лишь иметь собственное мнение, которое может отличаться от мнения других. Но полагать своё мнение, своё понимание более правильным, чем понимание ближнего — значить, возвышать себя над ближним. А «всякий возвышающий сам себя унижен будет» (Лук.14:11).

Но даже если нам кажется, что кто-то из наших друзей впал в заблуждение — неужели мы должны осуждать его за это и требовать, чтобы он жил, думал и верил иначе? Разве он не имеет права ошибаться? Ведь мы все ошибаемся, да на этих своих ошибках только и учимся (увы, по-другому у нас не получается, и мы это знаем).

Да, вот именно: мы все учимся на своих ошибках. И наверное, нет смысла помногу говорить о том, что нужно уважать убеждения и веру других, что не надо торопиться осудить человека. «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лук.6:37); «Один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья» (Матф.23:8). Каждый это должен понять сам, через свои ошибки и трудности жизни.

2001 г.
Публиковалось в журнале «Луч Фомальгаута» №4, 2005 г.